История

Многим курянам было знакомо старинное здание на улице Садовой, дом № 40, в котором размещалась городская поликлиника № 1. Дом числился на улице Садовой, а его приземистый корпус уходил под склон улицы Димитрова (смотрите рисунок). Здание было спроектировано курским архитектором П. С. Грозновым в конце двадцатых годов XIX века для дома умалишенных и богадельни. Губернские власти решили расположить новый каменный дом в одном дворе с больницей Приказа общественного призрения. Это была существенная прибавка для Курской губернии: в 1833 году её лечебная сеть состояла из губернской больницы на 100 коек, дома умалишённых на 60 коек, богадельни на 120 человек и 14 небольших больниц в уездных центрах.

Старое здание с крутыми скрипучими деревянными лестницами и узкими кривыми коридорами, всегда заполненными посетителями, часто вызывало недовольство среди курян, которые забывали, что находятся в очень старинном и совсем не приспособленном под поликлинику здании, построенном в то время, когда Александр Пушкин ещё холостяковал…

Малый корпус, как называли тогда это здание, строился в 1828-1830 годах. Архитектор Павел Грознов замыслил постройку как бы из трёх частей. Центр корпуса был двухэтажным. Но от того, что стоял он на цокольном полуподвальном этаже, здание казалось трёхэтажным. Позже узкие окна цокольного этажа были заложены, и центральная часть здания стала выглядеть как обычный двухэтажный дом.

По бокам центральной части здания архитектор расположил два крыла (или флигеля, как тогда их называли). В южном крыле на первом этаже размещались комнаты женского отделения умалишённых, а на втором этаже – мужского. Этажи прорезали длинные и тёплые коридоры, из которых можно было войти в тесные комнаты смирных и, как написано рукой архитектора на проекте, злых пациентов.

В 1865 году Курское губернское земство приняло от Приказа общественного призрения это здание. Вот какую картину о доме умалишённых написал врач В. Н. Унтит: «Душевно больные, изнурённые, бледные, угрюмые, с подбитыми лицами, в оборванных и запачканных халатах, сшитых из серого солдатского сукна, влачили своё грустное существование без всякой надежды на лучшую участь, целые годы оставались на запорах и помещались в низких, полутёмных, сырых комнатах не с лечебными, с чисто полицейскими целями. Грязь, беспорядок, тяжёлый воздух и ужасающее количество разных насекомых как на платье, так и на стенах господствовали повсюду». Первая ревизионная комиссия губернского земства, оценивая состояние дома умалишённых в 1866 году, записала, что «из-за тесноты и отсутствия отхожих мест он походит более на дурносодержащуюся тюрьму, нежели больницу».

В северном одноэтажном флигеле, выходящем своим входом на улицу Садовую, находилось мужское отделение богадельни. Женская богадельня занимала весь второй этаж центральной части дома, а на первом этаже находился зал для прогулок умалишённых, квартира смотрителя и так называемые сени (вестибюль). Подвальный этаж центральной части дома занимали кладовые всех отделений.

В 1880 году богоугодные заведения перевели умалишённых и богадельню в большой вместительный дом, принадлежавший когда-то известному помещику П. А. Денисьеву и приобретённый губернской управой в 1866 году с публичных торгов. Помещичий дом находился рядом, на участке, смежном с богоугодными заведениями.

В конце XIX века в северном крыле здания бывшей богадельни и дома умалишённых помещалось мужское сифилитическое отделение, а в южном, на втором этаже, – терапевтическое отделение. В центральной, повышенной части здания, на третьем этаже, размещались мужское и женское заразные отделения, этажом ниже находились квартиры ключника, кабинет ординатора терапевтического отделения, две комнаты-квартиры надзирательниц, а бывший зал был отдан под класс фельдшерской школы. Полуподвальный этаж занимали цейхгауз, кладовые.

Бывший главный корпус губернской земской больницы в советское время размещал в своих стенах Народную больницу, позже – межрайонную, а с середины тридцатых годов прошлого века – областную.

Здание для Приказа общественного призрения было построено на углу улиц Садовой и Лазаретной (ныне ул. Семёновская) в 1799 году. Сюда из Стрелецкой слободы переместили больницу, открытую в Курске в 1784 году и названную «гошпиталь». Тогда в нём было семь палат на 73 койки мужского отделения и 14 коек – женского. В пяти палатах на 46 коек был расположен лазарет. В 1820 году Курская врачебная управа объединила больницу и лазарет в единое лечебное заведение. Теперь куряне любуются архитектурным решением этого здания, на сохранившемся плане которого вычерчено имя тогдашнего городового архитектора П. С. Грознова (хотя существует легенда, что первоначальное здание было спроектировано знаменитым архитектором Джакомо Кваренги).

В центре здания над его крышей когда-то возвышался массивный барабан, увенчанный куполом и золотым крестом домашней церкви Скорбященской Богоматери. В 1936 году местные варвары его сломали. В 1866 году это здание вместе с другими постройками больничного городка было принято губернской земской управой от Приказа общественного призрения. В нём размещалось мужское отделение на 125 человек и женское на 25 человек.

Место для больницы было выбрано прекрасное. Кругом зеленели сады, рядом находился остаток девственного леса, в тени которого куряне устроили общественный Лазаретный сад. Само здание стояло на высоком месте, и тишина здесь нарушалась только вечерами игрой духового оркестра в увеселительном саду. Сюда в первую очередь была проведена по водопроводу вода из реки Сейм.

В 1842 году главный корпус больницы посетил император Николай I. Он присутствовал на службе в домашней церкви во имя Божьей Матери всех Скорбящих, разделявшей здание на две равные половины. Литургия ему так понравилась, что царь пожаловал священнику дорогой перстень, дьякону подарил часы, а певчим приказал раздать сорок рублей.

По окончании обедни курский архиерей вышел из алтаря, низко поклонился императору и произнёс: «Вашему императорскому величеству всеподданнейше имею счастье донести, что во вверенной мне епархии всё благополучно». Николай I принял благословение, поцеловал архиерею руку и, ничего не сказав, пошёл осматривать больницу Позже он всё же удивлённо сказал курскому губернатору А. П. Устимовичу об архиерее: «Что это, как по-солдатски, он мне отрапортовал?».

В то время здание больницы имело центрально-коридорную систему. В нём находилось 13 просторных и светлых палат. В конце XIX века здесь могли лечиться 150 человек. В больнице работали 8 врачей, 10 фельдшеров, 8 надзирателей. Перед Октябрьской революцией больница располагала 160 койками.

В первые годы после Октябрьской революции губернская Народная больница как главный медицинский центр курского края открыла новые кабинеты: терапевтический, глазной, зубной, венерологический. В 1920 году к ним добавилось неврологическое отделение, а в 1924 – противотуберкулёзное.

В послевоенные годы в областной больнице открываются новые отделения, которые впоследствии стали отдельными больницами, диспансерами, поликлиниками. Если в 1917 году она имела всего 160 коек, то в 1934 году – 475, а в 1940 году – уже 665 коек. К 1980 году больница имела 700 коек, а с переездом этой больницы в огромный корпус в микрорайоне КЗТЗ она получила стационар на 1040 коек и поликлинику на 750 посещений в смену.

В этих старинных стенах когорты замечательных курских врачей приложили немало сил для оказания медицинской помощи тысячам и тысячам курян. До перевода коллектива областной больницы в комплекс на КЗТЗ в ней трудилось 163 врача, 261 медсестра и 126 человек младшего медицинского персонала.

В 1880 году богоугодные заведения перевели умалишённых и богадельню в большой вместительный дом, стоявший южнее больничной усадьбы. Он ранее принадлежал известному помещику П. А. Денисьеву и был приобретён губернской управой в 1866 году с публичных торгов.

Находящийся в глубине старинной помещичьей усадьбы на улице Димитрова, дом № 62 своим фасадом не особенно привлекает к себе внимание. А когда сюда переехал областной кожно-венерологический диспансер, он совсем потерял привлекательность. А ведь это истинно исторический помещичий дом в самом центре старинного города, и таких уникальных зданий в Курске совсем мало.

Вековые липы и тополя теснятся у бывшего барского дома и прилегающих к нему флигелей. Чудом сохранились остатки каменных ворот в усадьбу со стороны улицы Семёновской. Они расположены точно напротив центрального фронтона усадебного здания, которое своим парадным фасадом выходило на улицу Лазаретную.

Когда-то этот большой вельможный дом принадлежал рыльскому помещику, который оставил в истории курского края память не только как почётный попечитель губернской мужской гимназии, но и как крепостник-самодур, прославившийся своими чудачествами. Великий русский поэт Фёдор Тютчев был влюблён в его родственницу Елену Александровну Денисьеву и приезжал в Курск, чтобы посетить памятные места.

В 1866 году по проекту архитектора А. Н. Еремеева бывший господский дом был срочно перестроен. В реконструированном здании разместились родильное и женское отделения, повивальная (акушерская) школа губернской земской больницы.

В 1880 году так называемый дом Денисьева вновь был перестроен для мужской богадельни на 75 человек и женской на 35 человек и приюта подкидышей на 20 младенцев той же земской больницы.

Когда в конце XIX века богадельни перешли в село Сапогово (нынешний посёлок Искра под Курском), весь первый этаж здания занял приют подкидышей. Позже предполагалось использовать здание вместе с прилегающими к нему флигелями под фельдшерскую школу и квартиры служащих земской больницы.

В замечательный ансамбль земской больницы в прошлом ещё входили каменная баня, кухня и сарай для пожарных инструментов, цейхгауз и сарай для хранения больничного имущества, два каменных ледника, кладовая и конюшня, колодец с навесом.

СТЕПАНОВ
Владимир Борисович,
историк, краевед

Источник: old.kurskcity.ru